Обращение от 24 Января 2018

Обращается к Вам беженка с Донбасса Нестерова Вера Николаевна. В 2014г. мы с мужем, спасая жизнь малолетнего ребёнка и свои от бомбёжек в г.Луганск, вынужденно бежали в РФ. Через систему распределения МЧС по нескольким лагерям для беженцев, в августе 2014г.окончательно оказались в г.Киселёвск, Кемеровской обл. в пункте размещения беженцев (ПВР), организованного в местном доме детского туризма. Самой главной нашей проблемой оказалось то, что мы изначально, в нарушение законодательства РФ, не были поставлены на миграционный учет по месту пребывания в ПВР - по месту фактического проживания. У нас нет ни единого документа, свидетельствующего о постановке на миграционный учет, даже отрывного талона. Не имеем мы его и по сегодняшний день, хотя и продолжаем проживать в доме туризма в бывшем ПВР. Отказав нам в регистрации, ФМС максимально затянули и процедуру замены справки о ВУ на свидетельство о ВУ, которые мы получили только через полгода в январе 2015г. Не буду долго описывать, как нас заставляли покинуть ПВР и сам г.Киселёвск, создавая невозможность трудоустройства без регистрации, атмосферу террора и гонений в ПВР. Чтобы якобы помочь нам с трудоустройством, через полгода ФМС устроило нам фиктивную регистрацию в одном из общежитий города, куда нас согласилась зарегистрировать местная жительница в свою комнату. На самом же деле, как позже выяснилось в суде, посредством нашей фиктивной регистрации по другому месту, администрации школы удалось закрыть ПВР, показав, что все беженцы расселены. Хотя по факту мы оставались в ПВР. Нас же пытались штрафовать, подавали в суд за фиктивную регистрацию, а позже, когда мы её лишились - за отсутствие регистрации. Суд мы выиграли и были признаны невиновными в сложившейся ситуации. Сейчас нас снова через суд просто пытаются принудительно выставить на улицу без предоставления иного, пригодного к проживанию с ребёнком, помещения. Это ставит под угрозу нашу жизнь и жизнь ребёнка ровно также, как и обстрелы на Донбассе, от которых мы бежали. Не имея несколько лет регистрации, мы не имеем возможности устроиться на высокооплачиваемую работу. Сейчас наша семья проживает в состоянии крайней нищеты на общий суммарный доход 16-18тыс.руб. Это при том, что работаю я и муж работает на 2 ставки. Ежегодно предоставляя справки о зарплате, нам оказывают помощь, чтобы собрать ребёнка в школу. Это обстоятельство никак не влияет на позицию администрации, они настаивают на безусловном выселении просто на улицу. Снимать коммерческое жильё мы также не можем из-за крайне-низких доходов, а также требование обязательной регистрации в съёмном коммерческом жилье вообще сводит все наши попытки к нулю. Дорогое жильё 6-8 тыс.нам не доступно, а в жильё подешевле не соглашаются регистрировать, предпочитая поселять граждан РФ, регистрация которых в жилье не требуется. Также у нас нет возможности единомоментно приобрести огромную массу необходимого для жилья (посуду, одеяла-подушки, бытовую технику и пр.) В жилье подешевле этого нет. Всё, чем мы пользуемся в ПВР, приобретённое администрацией для беженцев, давно поставлено на учёт и оприходовано для созданного на базе комнат для беженцев в ПВР гостиницы-хостела. Здесь на протяжении более 3 лет нашего проживания останавливаются туристы, спортсмены, командировочные, нуждающиеся в краткосрочном жилье. Я многократно просила разрешить и нам официально зарегистрировавшись, продолжить там проживать. Тем более, что мы не имеем абсолютно никаких вредных привычек, не имеем никаких нареканий со стороны сотрудников школы. Они нас по несколько месяцев могут вообще даже не видеть, так как мы в дневное время работаем и не появляемся на 2 этаже, где работают сотрудники. На 3-м же этаже, где расположены комнаты, мы живем крайне тихо, и многочисленные приезжие зачастую наоборот больше шумят и пр. На многочисленные обращения к руководству и администрации нам отказано, т.к. приезжие живут без регистрации и оплачивают своё проживание наличкой – 200руб\сутки с человека (2014-15гг), сейчас возможно дороже. Нам же необходимо официальное оформление. Вот так абсолютно нормальная благополучная семья, спасая жизнь ребёнка бежавшая под защиту официальной РФ, доведённая сложившимися обстоятельствами до нищеты, оказалась уже трижды судимой за это в самой РФ. И третий суд просто вышвыривает нас на улицу. Как выразилась судья: «Помещение имеет статус нежилого, поэтому выставить их оттуда даже с ребёнком не составит проблем». И даже одарённый ребёнок-отличник, принесший своей рос.школе более 50 наград на олимпиадах и конкурсах городского, областного и федерального уровня, где те же городские чиновники, которые его гонят на улицу, вручали ему эти награды, оказался не нужен и беспрерспективен. В целом 100-тысячном городе не нашлось 10-15 кв.м. жилья, где бы город разрешил зарегистрировать обездоленных войной семью из 3 человек, единственных, кто остался из принимаемых официально через администрацию и МЧС г.Киселёвска беженцев Донбасса. Наоборот, на нас уже вылили и продолжают лить словесные помои, выставляя нас какими-то грязными неотёсанными гастарбайтерами, сравнивая то с китайцами, которые почему-то «могут без проблем по 20 человек в одной квартире жить», то с таджиками, «которые пачками на шахты устраиваются и хорошо зарабатывают», то допускают, что «можно перейти на хлеб и воду, но оплатить съёмное жильё и жить спокойно». Всё это показывает фактическое отношение к нам как людям даже не второго, а десятого сорта. А также говорит о том, что изначально задачи помочь нам не ставилось, а только использовав наше бедственное положение, обустроить за счёт выделенных средств свой бизнес на сдаче комнатёнок, а беженцев как можно быстрее выгнать. (Большинство из пребывавших с нами, действительно, так и не смогли устроиться и были вынуждены покинуть регион. Многие вернулись назад на Донбасс). На последнем судебном заседании нас вообще уведомили, что никакой принимающей стороны в городе у нас нет. Что нет также органа, который бы отвечал за результаты работы ПВР. Мы брошены на произвол судьбы. Мы не можем даже обеспечить себе юридическую защиту. Все гос.структуры, которые судятся с нами и выселяют нас на улицу (сейчас это ПВР –школа туризма) делают это за счёт имеющихся у себя в штате юристов, бюджетных средств, в рабочее время, с использованием рабочей оргтехники. Для нас же проблематично даже проезд оплатить, так как 1 проезд на заседание суда– это стоимость 2 булок хлеба и 2 кг.картошки. Сделать ксерокопии многочисленных документов, которыми мы располагаем, для своей защиты в суде – это тоже стоит больших денег. У нас нет связей и знакомых в городе. А именно связи во всю силу используют против нас наши «выселяльщики». Мы зачастую даже не знаем местонахождение и расположение в городе разных служб и объектов, и чтобы найти их приходится потратить много времени и средств. В самой школе директор запретил персоналу вообще даже разговаривать с нами, а не то, чтобы помочь советом или подсказать что-то. Также на последнем заседании суда нас обвинили в том, что мы якобы не проходим медосмотры, и такие вообще дикие люди. Это просто смешно и не соответствует действительности. Наоборот, на фоне того, что администрация школы регулярно принимает на постой различный контингент людей, включая командировочных, рабочих и пр., которые питаются из предоставляемой им общей посуды, спят на общем белье, которое никак не дезинфицируется – это представляет угрозу для нас. Но поскольку нам деваться некуда, то я, как медработник с 13 летним стажем в страховой медицине, наоборот, вынуждена прикладывать максимальные усилия для дезинфекции, мы используем свою отдельную посуду, бельё, стараемся максимально не пересекаться с постояльцами в быту, после их отъезда дезинфицировать места общего пользования, которыми вынуждена пользоваться моя семья. А также мы регулярно проходим медосмотры в своих личных интересах и имеем на руках подтверждающие документы. Тем более, что мы с мужем оба работаем в детских учреждениях (клуб «Шахтёра» и библиотека), а сын учится в школе. А то, что администрация школы пытается выдумать и оболгать нас, легко проверяется по мед.документам. Тем более, что принимаемый ими контингент постояльцев и состояние их здоровья они никак не проверяют. Суд также ссылается на то, что школа, где мы проживаем, имеет статус нежилого помещения, что позволяет нас без проблем вышвырнуть. Почему этот же самый статус «нежилого» позволяет регулярно принимать огромную массу постояльцев, зарабатывая на них в нарушение закона и санэпидтребований? Когда же приезжала СЭС с проверкой школы, 3 этаж, где расположены комнаты для проживающих, просто опечатывали, поясняя СЭС, что этаж не используется. Нашим положением и невозможностью его разрешить самостоятельно возмущены и убедились все жители района, где мы проживаем (сотрудники школы сына, родители одноклассников, сослуживцы по работе, врачи местной больницы и др.знакомые, кто принимал участие и пытался нам помочь). Все настаивают на массовом обращении нами за помощью в областные и федеральные органы. На последнем приёме в гор.администрации сообщили, что не видят возможности нам помочь. Наша жизнь и здоровьё опять под угрозой. На Донбассе нас бомбили, выгоняя на улицу в подвалы. Здесь нас «бомбят» судами и тяжбами с чиновниками, выгоняя на улицу, подвергая жизнь такой же опасности. Так в чём тогда разница? Где наше «убежище»? Прошу помочь в сложившейся ситуации, т.к. гор.администрация и чиновники нас игнорируют либо открыто издеваются над нами. Обратиться нам больше некуда. Справка о семье: Нестерова Вера Николаевна, 1977г.р. – 40 лет. Образование высшее. Специальность: инженер-системотехник, «Бухучёт и аудит». Работала ведущим специалистом Ощадбанка, позже бухгалтером по страховой медицине. Стаж – 15 лет. Нестеров Максим Николаевич, 1980 г.р. – 37 лет. Образование высшее. Специальность: менеджер-экономист, «Строительство и содержание железных дорог». Работал: Главное управление статистики Луганской обл., ведущим специалистом управления информатизации, информационно-издательского отдела. Стаж – 14 лет. Вредных привычек категорически нет. Хобби – занятия спортом, пение. Нестеров Дмитрий Максимович, 2006 г.р. Школьник. Отличник на Украине. 4-й год продолжает быть отличником образования в РФ. Имеет многочисленные награды на различных олимпиадах в г.Киселёвске и области, 7 губернаторских грамот, 1 награду регионального уровня. Также имеет многочисленные награды за выступления в области вокала по Кемеровской обл. и г.Киселёвску. Отмечен за занятия боксом. P.S. На момент проведения суда семью постигло ещё одно несчастье – онкозаболевание Нестеровой В.Н. Направлена в Прокопьевский онкодиспансер для проведения операции. Прошу остановить преследование в суде и выселение и дать возможность пройти лечение. Чтобы за это время моего нахождения в стационаре моя семья не оказалась на улице. В данной ситуации вообще нет возможности и средств заниматься ещё и судом.